Приднестровский политолог Андрей Сафонов о стремлении Молдовы в Европейский союз

Андрей Сафонов: Стремление в Европейский союз – исключительно внутреннее дело Молдовы.

Дни 16 и 17 июня снова преподнесли нам геополитические сюрпризы. Да оно и неудивительно: в наше время очень часто мы за несколько дней проходим тот путь, который ранее проходили за месяцы, годы и даже десятилетия.

Что же мы узрели за 2 дня до 30-й годовщины Бендерской трагедии 1992 года?

Во-первых, Еврокомиссия рекомендовала придать Молдове (а также Украине) статус кандидата в члены Евросоюза.

Во-вторых, парламент Молдовы одобрил соглашение, согласно которому иностранные силовики получили право «охранять» границы РМ, включая право применять силу и оружие. Всё это в рамках т.н. миссии Frontex.

В-третьих, объявлено, что «адвокатом» Молдовы на пути к европейской интеграции будет… разумеется, Румыния!

В-четвёртых, Молдова получит западное оружие. Какое – будет видно. Но ясно, что направлено оно может быть только против России, чьи войска квартируют в ПМР, и против Приднестровья.

В-пятых, 18 июня в Кишинёве должно пройти совместное заседание парламентов Молдовы и Румынии, которое ряд аналитиков оценивает как подготовку реальных интеграционных процессов между двумя странами. При этом это больше похоже не на равноправное сближение, а на поглощение Молдовы Румынией.

Из всего этого вытекают два вывода.

Вывод № 1. Молдову предельно открыто ставят под внешнее управление, страхуя с помощью западных силовиков, которых планируется разместить, в частности, «на молдо-украинской границе». Подразумевается ли здесь и приднестровско-украинская граница?

Вывод № 2. Управлять Молдовой стратегически (разработка и общее руководство осуществлением планов) будет коллективный Запад при непререкаемом диктате США, а исполнение западных планов в отношении Молдовы поручается Румынии. Возможным итогом этого процесса и окажется поглощение Молдовы Румынией с санкции США, в качестве награды за «верную службу».

Решение о предоставлении Молдове статуса кандидата в члены – исключительно политическое и объективно антироссийское.

Мы не знаем, будет ли решение о статусе вышеуказанного члена доведено до процедурного конца. Но оно однозначно направлено на тотальный и окончательный отрыв всей бывшей Советской Молдавии от российской сферы влияния. Причём видно, что оторвать планируется и Приднестровье с Гагаузией. А это отнюдь не добавит спокойствия на отнюдь не бескрайних просторах экс-МССР.

Если чётко это уяснить, нужно задать следующий вопрос: какая роль отведена западным бойцам на границах Молдовы? Могут ли они появиться непосредственно на приднестровско-украинской границе, которая в любом случае не всегда будет закрытой с восточной от ПМР стороны?

Если они там появятся, тогда не исключены самые разные провокации, потому что возможна попытка «воинов Frontex» самостийно контролировать движение товаров и людей через данную границу, не особенно считаясь даже с кишинёвскими властями. А что может быть, например, при попытках непропуска или даже задержания тех или иных физических лиц под различными предлогами? Просчитывают ли Кишинёв, Запад и Румыния все возможные последствия столь явного слома старого порядка на границах Молдовы?

И главное, могут ли появиться вооружённые западники на молдо-приднестровской границе? С одной стороны, Кишинёв считает ПМР своей территорией, и США с ЕС и Румынией поддерживают власти Молдовы в этом их твёрдом убеждении. А с другой стороны, Молдова же придумала т.н. «внутренние таможенные посты» на границе с Приднестровьем. Поэтому нельзя исключать любое сумасбродство вроде входа незваных западных «полицейских» и «пограничников» в Зону безопасности молдо-приднестровского конфликта на Днестре.

Тут любой дипломат сразу вопросит: а как же статус Зоны безопасности, о котором договаривались сообща ещё в 1992 году Молдова, Россия и Приднестровье? Будет ли это означать выход Кишинёва из мирного Соглашения от 21 июля 1992 года в одностороннем порядке, так как Россия и Приднестровье, чьи миротворческие контингенты несут свою службу там вместе с молдовскими коллегами, конечно же, не дадут согласия на переформатирование статуса Зоны безопасности, да и миротворческого формата в целом?!

Тут можно дать штришок к обстановке в молдо-российских отношениях при нынешних кишинёвских властях. Так, по признанию самой Майи Санду, контакты между Кишинёвом и Москвой нынче «минимальны. На уровне послов. Это наш посол в Москве, который иногда отправляет сообщения, а также посол Российской Федерации в Кишиневе, которого время от времени вызывают в Министерство иностранных дел, чтобы наши власти могли отправить определенные сообщения».

Как бы то ни было, с 16-17 июня перед нами – Приднестровьем и Молдовой – новая реальность.

Запад начал новый этап наступления с целью установления полного контроля над бывшей МССР. Россия, разумеется, будет этому сопротивляться.

Что же касается Приднестровской Молдавской Республики, то мы, как и раньше, готовы к максимальному взаимовыгодному торгово-экономическому сотрудничеству, в частности со странами ЕС. Но при этом от фактически существующего военно-политического союза с Россией и прямого сотрудничества с ней во всех областях отказываться не будем.

Вот почему работа по получению статуса кандидата в члены Евросоюза, равно как и сама европейская интеграция, – это внутреннее дело Республики Молдова.

А ПМР во внутренние дела других стран принципиально не вмешивается.

Андрей Сафонов, политолог


Оставайтесь в курсе событий в Приднестровье,  РоссииМолдовеУкраине


Поделитесь с друзьями новостями в соцсетях и мессенджерах

ПОДЕЛИТЬСЯ НОВОСТЬЮ

Author: admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

20 − 16 =